Тел./факс :

Адрес : г.Москва, Пушкарев пер., д.9 Leasing@mkb.ru
Главная  > О лизинге  > Реформа лизинга  > Регулирование лизинговой деятельности

Является ли предполагаемое регулирование оптимальным для решения проблемы?

В Уведомлении о начале разработки Законопроекта указано, что проблемой, вызвавшей необходимость введения предлагаемого регулирования, является «отсутствие четкого регулирования рынка финансового лизинга», а целью введения регулирования является определение полномочий Банка России по аккредитации лизингодателей, переводу их на план счетов, учет и отчетность некредитных финансовых организаций, введение саморегулирования на рынке финансового лизинга в соответствии с Федеральным законом «О саморегулируемых организациях в сфере финансового рынка».

При этом в Пояснительной записке к Законопроекту в качестве целей принятия Законопроекта заявлены:

  • формирование прозрачной и полноценной нормативно-правовой основы деятельности лизингодателей;
  • повышение транспарентности лизинговой деятельности за счет внедрения международных стандартов финансового учета и отчетности;
  • обеспечение защиты имущественных интересов лизингодателей;
  • внедрение на рынке общих стандартов, которые приведут к частичной унификации лизинговой деятельности и позволят минимизировать риски лизингодателей.
  • Очевидно, что основной акцент разработчиками Законопроекта сделан на введение внешнего (со стороны Банка России) регулирования отрасли, а не на достижение целей, указанных в Пояснительной записке к Законопроекту.

    Разработчики Законопроекта, как это указано в Пояснительной записке, считают, что основной проблемой, препятствующей развитию лизингового рынка, является «отсутствие регулирования в отношении лизинговых компаний и их низкая информационная прозрачность». К сожалению, этот тезис никак не обоснован, и даже ничем не проиллюстрирован. Надо сказать, что нормативное регулирование деятельности лизинговых компаний, на сегодняшний день, действительно отсутствует, однако, заявление о «низкой информационной прозрачности» лизинговых компаний требует доказательств.

    Лизинговый рынок в России существует уже более 25 лет, все это время лизинговые компании осуществляют свою деятельность в основном за счет привлеченных средств, и средства эти привлекаются не от частных инвесторов, а по большей части в коммерческих банках. Деятельность банков в настоящее время регулируется Банком России на уровне мировых стандартов, и требования, предъявляемые банкам регулятором, касаются не только самих банков, но и их клиентов, в том числе, лизинговых компаний. При принятии решения о финансировании лизинговых компаний банки тщательно и всесторонне изучают и деятельность лизинговых компаний, и их финансовые показатели, и, во многих случаях, конечных получателей лизинговой услуги. Лизинговые компании, не соответствующие требованиям банков (которые, в свою очередь, основаны на требованиях Банка России) не получают доступа к финансированию и рано или поздно уходят с рынка. Таким образом, нельзя говорить о «низкой информационной прозрачности» лизинговых компаний, финансирующие банки довольно хорошо знают и отрасль, и своих заемщиков, вполне могут анализировать их отчетность (в том числе, сформированную в соответствии с национальными стандартами) и принимать решения на основе этого анализа. Также нельзя говорить и об отсутствии регулирования на лизинговом рынке, просто это регулирование не прямое, а опосредованное.

    Кроме того, необходимо сказать, что практически все крупные лизинговые компании (особенно публичные и имеющие признанные рейтинги) формируют отчетность в соответствии с Международными стандартами финансовой отчетности, а те компании, которые этого не делают, очевидно, не имеют такой необходимости, в том числе и потому, что не выходят на тот уровень взаимодействия (эмиссия ценных бумаг, привлечение средств в крупнейших банках и т.п.), который требует наличия отчетности по МСФО.

    В качестве отдельной проблемы, решить которую призван Законопроект, указано слабое развитие систем риск-менеджмента и корпоративного управления, что в 2014 – 2016 гг. привело к ухудшению финансового положения некоторых крупных лизингодателей. Данный тезис не имеет какого-либо подтверждения, хотя было бы интересно сравнить процент банков (от общего числа) и процент лизинговых компаний (от общего числа), чье финансовое положение ухудшилось в этот период, и оценить, насколько развитие систем риск-менеджмента и корпоративного управления снижает риски конкретных компаний в периоды системных экономических кризисов.

    Рост заемных средств, на который в Пояснительной записке, указано как на причину завышения стоимости лизинга для нефинансового сектора экономики, вряд ли стал следствием проблем «отдельных компаний», а скорее отразил общие тенденции в экономике последнего периода.

    Даже при таком, не очень глубоком, анализе ситуации, сложившейся на рынке лизинга, становится понятно, что проблема, решение которой заявлено как цель введения предлагаемого регулирования, сформулирована неадекватно реальному положению дел, а соответственно вводимое регулирование, скорее всего, окажется бесперспективным с экономической точки зрения.

    Законопроект никак не решает вопросы защиты имущественных прав лизингодателей или вопросы снижения операционных издержек.

    Однако, если во главу угла поставить введение регулирования лизинговой деятельности ради самого регулирования, то, безусловно, Законопроект отвечает этой цели и его принятие решит проблему отсутствия нормативного регулирования лизинговой деятельности.

    Предлагаемый Законопроект не содержит экономического обоснования, потому невозможно оценить, какие финансовые последствия повлечет за собой его внедрение, как для участников рынка, так и для бюджета.